Часть 4. На втором году жизни она всё ещё боялась его.

На втором году жизни она всё ещё боялась его.

Но она не знала, когда это начнётся.

Непредсказуемые перемещения Рудеуса начали меняться.

Он больше не был похож на ниндзя и обычно проводил время в кабинете Пола на втором этаже.

Это была комната, просто созданная для обучения с множеством книг.

Теперь Рудэус всё своё время проводил там.

Лилия в тайне наблюдала за ним и всегда находила его что-то бормочущим за чтением книг.

Бессмысленное бормотание.

Должно быть. По крайней мере, это не был какой-то из известных языков.

Было ещё слишком рано всерьёз учить его говорить. Конечно же, буквы тоже ничего для него не значили.

Так что это был просто ребёнок смотрящий на книгу и издающий случайные звуки.

Иначе это было бы слишком странно.

Но Лилии всегда казалось, что это бормотание действительно что-то значит, складывается в слова и имеет свою структуру.

Выглядело всё так как будто Рудеус действительно понимает содержание книги.

Это было слишком пугающе...

Лилия всегда думала так, подсматривая за Рудэусом из-за приоткрытых дверей. Но что ещё более странно, это зрелище не вызывало чувства отвращения.

Если подумать, с тех пор как он закрылся в этой комнате, тот непонятный источник неприязни понемногу исчез.

Хотя он иногда ещё улыбался той отталкивающей улыбкой, когда Лилия брала его на руки, это не было неприятным.

Он больше не зарывался лицом в грудь и перестал хихикать и тяжело дышать.

Почему она всегда его побаивалась?

Последнее время она ощущала ауру искренности и трудолюбия, которую очень не хотелось нарушать.

Зенит, тоже разделяла её чувства.

После этого, Лилия чувствовала, что лучше всего будет просто не мешать ему.

Это было чувство, противоречащее всякому здравому смыслу.

По идее, это ненормально, позволять только недавно родившемуся ребёнку самому о себе заботиться.

Но в последнее время в глазах Рудэуса появились признаки настоящего интеллекта.

Всего несколько месяцев назад это были глаза настоящего озабоченного извращенца(Прим. пер. в оригинале chikan), но теперь там отражалась сильная воля и сияние знаний.

Так что же делать? Даже обладая обширными знаниями по уходу за детьми, Лилии, которая не имела реального опыта, было трудно судить об этом.

Она не помнила точно, кто это сказал, её наставница или может быть мать во время визита домой, но суровый контроль и воспитание не самый лучший метод.

К тому же она больше не чувствовала неприязни, дискомфорта или страха.

Наверное, лучше не беспокоить его лишний раз. В худшем случае он может вернуться к тому состоянию, в котором был изначально.


9301398465724953.html
9301475684363516.html
    PR.RU™