Тыгыдымский конь

ЛОШАДИНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Купила мамо коника, а коник без ноги…

Тарас Бульба

Когда тебя посылают, а ты идёшь куда хочешь,

Это и есть свобода.

Тыгыдымский конь

*****

Давным-давно, в далёкой галактике, внезапно что-то вспыхнуло. Но вспыхнуло не как петарда или детская хлопушка, а всерьёз, по-взрослому. Рвануло так, что мало никому не показалось – целая планета разлетелась осколками по бескрайней Вселенной, а на месте взрыва незамедлительно образовалась чёрная дыра…

В принципе, обычное для космоса дело, но вот незадача – один из этих осколков (здоровенный такой метеоритище) принесла нелёгкая в Солнечную систему да как шмякнет со всей дури о Землю! Что тут началось! Пыль, шум, грязь, тают ледники, света белого не видно… Армагеддон и мракобесие! Жизнь покатилась под откос, и молодая планета едва не накрылась медным тазом. Первобытные существа, поглощённые откладыванием доисторических яиц, не успели даже удивиться, как их, несчастных, смело в бездну. Уцелели буквально единицы, но вскоре и они, впав в депрессию, стали заикаться, прекратили размножаться и потихоньку вымерли.

Лишь хитрые амёбы, затаившись по щелям и норкам, не обратили на нечаянный апокалипсис никакого внимания и продолжали, не смотря ни на что, упорно делиться. Но разве ж эти тупые одноклеточные могли добиться серьёзных результатов и вырасти в плане интеллекта? Навряд ли. Скорее всего, они бы просто расплодились до безобразия и всей своей примитивной массой задушили эволюцию в зародыше. И если бы это произошло, всё, амба – жизни на Земле пришёл бы каюк, потом бы наступил кирдык, плавно перерос в пиндык и, в конце концов, вылился бы в полный капец, а то и вовсе (не ко сну будь сказано) - в трындец!..

И вот, в столь суровый для планеты час (хвала великому космосу!) пришла помощь, откуда не ждали. Как оказалось, вместе со злополучным метеоритом на Землю прибыли и пассажиры – залётные микроорганизмы, которые, попав на благоприятную почву, изголодавшиеся и одичавшие за время полёта, тут же принялись навёрстывать упущенное. Размножались по-чёрному, не взирая на лица и оплодотворяя всё, что к тому моменту ещё хоть как-то шевелилось. Досталось даже амёбам, которые не упустили своего шанса и изрядно помятые, но довольные, стали наконец превращаться в нечто более приличное – плесень, слизь, грибки и прочую шелупонь.

Позже, утолив интимный голод, местные и чужие уже больше между собой не контактировали и развивались параллельными курсами. В результате амёбы, сменив множество имиджей, выросли в огромных звероподобных ящеров – динозавров, и к тому времени, когда эти чудовища полностью заселили всю планету, пришлый организм тоже закончил развиваться и переродился в совершенное, высокоинтеллектуальное, прекрасное существо…

*****

Вероятно, кто-то сейчас подумал, что это человек? А вот фигушки! «Тогда кто!» - резонно спросите вы? Ответ очевиден – конь в пальто, получивший столь необычное прозвище из-за роскошных шерстяных косм, свисавших до самых копыт и отлично согревавших в ледниковый период.

Конь в пальто (другие названия – педальный или саблезубый) выглядел довольно устрашающе. Кроме уже упомянутой шевелюры, он отличался большими, на выкате, глазами, хрипящим, переходящим во всхлипы дыханием, а также мощным хвостом, с помощью которого лошадь пробивала себе в джунглях дорогу. Но самое главное – зубы в два ряда и кинжалоподобные клыки, торчавшие наружу и способные мгновенно перемолоть крупное бревно.



Увидеть подобное чудище сегодня означало бы обзавестись нервным тиком и до конца жизни ходить под себя. Ведь именно о саблезубом коне римский историк Поносиус когда-то сказал:

- Страшная, лохматая, морда волосатая!…

Правда потом, немного подумав, он всё же добавил:

- На лицо ужасная, добрая внутри, - ибо под внешностью монстра скрывалась нежная, ранимая натура, абсолютно не способная на насилие (если, конечно, не считать случайно раздавленных маленьких обоссумов, возле которых, расстроившись, впечатлительная лошадь могла подолгу распускать нюни).

На самом деле, всё, что нужно было нормальному коню, так это плотно попастись да вдоволь наскакаться, оглашая окрестности ржанием и отрыжкой, а потом, всласть отоспавшись, очнуться и снова мчаться на лужайку - к солнцу, ветру и травушке-муравке. Вот оно, счастье лошадиное!

Лишь иногда, когда будни совсем уж заедали, и даже самая сочная тимофеевка не лезла в горло, лошадки позволяли себе расслабиться и устраивали пикник – заходили в заросли баобабообразной конопли, перегрызали стволы и высасывали из них сладкую, тягучую смолу. По этому поводу, кстати, очень метко высказывалась известная лошадница Моника Левински:

- Жизнь хороша, когда сосёшь не спеша.

- Хорошо, но мало! - гудело в одурманенных мозгах педальных коней.

Надо было срочно догнаться, и радостно взбрыкивая, они неслись на маковое поле, где долго кувыркались, вымачиваясь в росе, а потом активно слизывали её друг с друга. Вставляло их конкретно – как патрон в обойму, а заодно и шёрстка очищалась от вредных козявок и перхоти (какая-никакая, а всё же гигиена).

На закате, пребывая в состоянии лёгкой прострации, утомлённые дурью саблезубы возвращались в родной табун. Их несложно было выследить по слюнным дорожкам, которые они за собой оставляли, но этого никто не делал, ибо, несмотря на добрый нрав, коней всё же страшились…

*****

Ещё больший ужас внушали лошади-летяги, или пегасы.


9306715514596726.html
9306801130013434.html
    PR.RU™